Copyright 2013 Издательство «Шамрай»



Вышла книга издателя Л.Траспова ЯХТКЛУБ: материалы по истории Николаевского яхт-клуба.

 

Yahtklub_oblozka


   В типографи «Шамрай» вышла в свет уникальная книга издателя Льва Траспова "ЯХТ-КЛУБ: материалы по истории Николаевского яхт-клуба".

   Издание, которое представляет собой разножанровый сборник, приурочено к 125-летию Николаевского яхт-клуба. В книге собраны документы, фотографии, материалы писем и воспоминаний, материалы путевого дневника яхтенного капитана, мастера спорта Владимира Терняка. Многое из названного публикуется впервые.

   Собранные в книге материалы проливают свет и знакомят читателей с историей парусного спорта Николаева, отображают вехи его становления и развития, принципы преемственности поколений под объединяющими символами-святынями всех моряков, состоящими из слов: Море, Парус, Яхт-клуб. Книга наполнена интересными материалами, фактами и фотографиями. Например, такими как: материалы досье внешней разведки о разведчике Жане Диденко, воспоминания известных яхтсменов П.Козубова, В.Грачева, А.Шарги, В.Томашпольского; рассказы о таких знаменитых яхтах, как крейсерская яхта "Антарктика", "Нептун", "Надежда", "Икар"; О плавании николаевских яхтсменов в Болгарию в 1967 году и многом другом.

   Хочется отметить, что я очень далека от понимания, что такое парусный спорт, как управлять яхтой, «ходить в море», а уж тем более всякие технические моменты для меня очень туманны и непонятны, как высшая математика. Но, почитав книгу, я отметила для себя, что она будет интересна даже тем, кто не знает в чем отличие «яхты-одиночки» от «ботика», что такое «шкот» или «такелаж». Она будет интересна всем без исключения, даже женщинам-домохозяйкам. Потому, что материалы текста и фотографий в этой книге – это история жизней многих людей, та их сторона, которая раскрывает внутренний мир человека, его образ жизни, чувства, ощущения. Даже мода различных времен в одежде, в развлечениях, кулинарии, традициях, характерных для Николаева и моряков, здесь ярко и красочно отображена. Отображены особенности этики взаимоотношений между людьми, моральные ценности, идеология и связанные с ней стремления и представления о жизни.

   Когда я начала читать судовой дневник яхтенного капитана Владимира Терняка (1939 г.р.), то просто не могла оторваться от него. Ведь это не только рабочие записи, - он наполнен чувствами, размышлениями, эмоциями, в них видно не только то, как обстоят дела на судне и какие погодные условия за бортом, но и мысли человека: тоска по дому и семье, беспокойство о членах экипажа, которые «хандрят». Интересно читать записи о том, как на 84 дне пути все «надоедает до чертиков»; о встрече Нового года на борту; о меню судовой кухни; о развлечениях, которые придумывает экипаж, чтобы как-то разнообразить серые дни; о тяжелых испытаниях и юморе без которого не только преодоление морской стихии, но и жизнь в целом, была бы очень сложна.

 

 

В книге, форматом в альбомный лист (А4), в шестьсот страниц, содержится боле девятиста  иллюстраций, в подавляющем большинстве - публикуемых впервые. Высокое качество материалов, насыщенность цветопередачи, прочность и эстетика обложки делают издание отличной презентационной и подарочной книгой.

Над художетсвенным оформлением книги трудились: А.Боголюбов, А.Маркитан, М.Романченко.

 

Наталья Журмий

 

фото страниц книги:

 

Yahtklub_razvorot_k Yahtklub_razvorot Yahtklub_razvorot_t

 

Yahtklub_flagi Yahtklub_razvorot_g Yahtklub_razvorot_f

 

Книга содержит много инетерсных историй и подробностей. Чтобы заинтересовать читателя, приведем некоторые выдержки из нее:

 

 

О «сорных словах» в среде яхтсменов и боцмане Андрее Кибалко:

 

… Как и у многих матросов дореволюционной закалки, тело боцмана Андрея Кибалко было покрыто татуировкой. Во всю грудь красовалась баркентина, был спасательный круг с русалкой внутри, тигр, змеи, кошка с мышкой, якоря и многое другое. Был он искусным рассказчиком и мастером «соленых» словечек.

   Ни одна боцманская команда не обходилась без сорных слов. Особенно он изощрялся в перегово­рах с яхтой-нарушительницей. Многие при этом терялись в догадках, - что же должно произойти в завершении его многоэтажной тирады. А она, как правило, заканчивалась туманным: «... через семь гробов в мутный глаз!» или «... в тот гвоздь, на который бог шляпу вешал!», или чем-либо по­добным. Все эти «изящные словесности» носили всегда миролюбивый характер и были, несомнен­но, простой данью уходящей в прошлое боцманской «моде».

   Сквернословие в яхтклубовской среде считалось недостойным явлением, и не срывалось с уст ни капитанов, ни команды. Может быть, поэтому Кибалко отпросился на ЧСЗ, трудился такелаж­ником в кузнечном цехе и гордился тем, что стал «настоящим рабочим». На «Большевике» его сменил другой збурьевский моряк, мастер своего дела, который был угрюмым и весьма строгим с командой молчуном. Всех поражало его раболепие перед капитаном. Он никак не мог отвыкнуть при обращении к нему от выражения «Ваше благородие». Вероятнее всего, причиной этому была высокая интеллигентность С. М. Свирина, а возможно, сказывалась дореволюционная служба боц­мана у Юрицыных.  (стр. 323)

 

 

Есть также упоминание о юном, известном в будущем оперном певце Большого театра (Москва) Александре Батурине (1904-1983):

 

 

«В плаваниях на носу «Большевика» постоянно маячил рыжеватый коренастый парень, слесарь инструментального цеха Александр Батурин, который то и дело негромко напевал красивым басом старинные русские песни. Впоследствии он стал солистом Большого театра. (стр 323)

 

 

Или вот такая лирическая зарисовка воспоминаний о выпускном в НКИ 1940  года, который праздновался в яхт-клубе костюмированным маскарадом:

 

...Лето было в разгаре. Заканчивалась интенсивная подготовка к карнавалу, посвященному вы­пускникам НКИ. Весь яхт-клуб был переплетен гирляндами из разноцветных лампочек и цветных фонариков. Они были везде: в саду, на берегу, на верхней и нижней площадках, террасах. На сторо­жевых башенках установили прожектора - совсем как зимой для освещения катка. Лодки, шверт­боты, яхты были не только иллюминированы, но и украшены цветными лентами и другими бле­стящими и красивыми предметами.

   Бал должен был начаться вечером. Но днем тоже никому не было покоя. Волновались не только участники карнавала, но и преподаватели института. В буфетах были пополнены запасы напитков, сладостей, мороженого. Было приготовлено множество бутербродов. В па­вильоне столы ломились от обилия фруктов в красивых вазах. Открытые коробки манили находившимися в них сливами и вишнями в шоколаде, сладкими орехами. В киосках были раз­ложены на видных местах сувениры, открытки с видами яхт-клуба и еще много такого, что при­влекало внимание молодежи.

   Вот появились первые гости. Пропуском на карнавал служил маскарадный костюм, без него вход в яхт-клуб в тот вечер был запрещен. За лучшие наряды были обещаны призы.

   На высоких ходулях двигались по берегу клоуны. Между ног у них пытались проскочить ко­ломбины. Черные и коричневые домино, с белыми точками и полосками, мелькали повсюду, под­дразнивали всех своими бархатными масками. Красавицы в пышных оборчатых юбках закры­вались огромными веерами.    Но самым привлекательным и необыкновенным казался костюм «Ночь», усыпанный звездами. За него и была вручена первая награда.

  Карнавал шумел, смеялся, вертелся и кружился. На верхней площадке разыгрывался приз за исполнение лучшего бального танца. Взявшись за руки, юноши и девушки хороводом пробегали среди маскарадной публики. Вчерашние студенты катались на яхтах, участвовали в викторинах, самых необыкновенных играх, угощали друг друга вкусными сладостями.

   Венцом всему был фейерверк. Никто не видел прежде такого красивого зрелища! На берегу, воде, верандах, площадках кружилось множество звезд, вертушек и колес, разбрызгивая вокруг столько маленьких солнц, что все это казалось необыкновенной фантазией. Ввысь взлетали раке­ты: красные, малиновые, желтые, зеленые, - и сыпали вниз дождь цветных искр. По воде двига­лись огненные лодки, крутились крылья мельниц. Разве можно было уследить сразу за всей этой необыкновенной красотой?! Казалось, что все чудеса света сошлись в яхт-клубе, чтобы превратить его в волшебный уголок!    Бал получился грандиозным. Только под утро стих шум веселья. (стр. 333)

 

О Яхт-клубе довоенного периода

(воспоминания П.П.Козубова):

 

 

… Некоторые моменты, которые уже сегодня можно назвать историческими, мне удается припомнить, потому что я с малых лет вырос в яхт-клубе. Любовь к парусу мне привил мой отец -Кириллович Козубов - один из старейших яхтсменов Николаева, рулевой яхты «Нева», на которой с 1937 года я был официально членом экипажа - юнгой.

 

Под словом ЯХТ-КЛУБ в моем еще детском понятии ассоциировалось здание яхт-клуба со своей береговой полосой от ОСВОДа (начало Варваровского моста) до начала дач, принадлежавших профсоюзам учреждений и предприятий г. Николаева, например, дача Совторгслужащих и др. Яхт-клуб в свою очередь как бы психологически был разделен на сам яхт-клуб и Спасск. В свое время даже был поставлен металлический забор, отгораживающий яхт-клуб от Спасска, проходивший примерно по тому месту, где сейчас установлена цепь, ограничивающая въезд автотранспорта на территорию яхт-клуба.

Помнится, что проделали эксперимент: ввели оплату входа в яхт-клуб со стоимостью билета 20 копеек. Одна касса находилась у главного входа, а вторая - у забора, отделяющего Спасск от яхт-клуба. Однажды даже платным стал Спасск, но это всё вскоре было приостановлено, и вход стал везде свободным.

Хорошо мне запомнилось здание яхт-клуба, выполненное из красного кирпича, где по винтовой лестнице со стороны фасада, прямо с берега, можно было подняться на смотровые площадки, с которых великолепно просматривался не только рейд, но и вся акватория Бугского лимана. Нам, тогда мальчишкам, доставляло удовольствие взобраться как можно выше!

В настоящее время это может показаться странным, но тогда это было так: в выходные дни устраивались гулянья в яхт-клубе; в киосках продавали пиво, ситро, мороженое, пирожные, как правило, играл духовой оркестр. Мужчины и женщины были одеты во всё белое, проха­живались вдоль побережья. В этот день, если работал ветер, яхты были вооружены, и прово­дилось катание на яхтах всех желающих, которые приходили на Т-образный деревянный пирс, обеспечивающий подход яхт при любом направлении ветра. Характерно, что этот пирс стоял на деревянных сваях. Площадка для подхода яхт имела с трех сторон сходни со ступеньками, что обеспечивало посадку людей на яхту и выход с нее, особенно в период приливов и отливов. В обязанности рулевых яхт, стоящих на рейде, входило катание граждан. Каждая яхта имела свой мертвый якорь (сегмент и буй). Буи были металлическими с деревянным легким и проч­ным штоком длиной около 700 мм, удобным для захвата рукой. При стоянке буй укладывался через люк в форпиковое отделение, либо крепился на палубе в районе мачты.

Яхты, стоящие на рейде, в светлое время суток постоянно обслуживались вахтенной шлюпкой с дежурным матросом, который по первому сигналу обслуживал яхту. Таких шлюпок было две, вторая - без вахтенного матроса. Во главе порядка, обеспечивающего деятельность всех плав­средств, стоял боцман яхт-клуба.

Наряду с этим мне запомнилось расположение судов на рейде. В первом ряду, если смотреть с береговой стороны или с пирса, в центре стояла яхта «Октябрь». Эта гоночная яхта с бермудским вооружением считалась одной из престижнейших в яхт-клубе. Рулевым на этой яхте был 16-лет­ний Николай Ларин. Невысокого роста, щупленький брюнет, волос слегка волнистый, немного на­бок, энергичный и волевой. Его называли просто Колей.

Рядом стояла яхта «Гражданин» - с гафельным вооружением и бушпритом. Запомнилось, что снаружи иллюминаторы каюты имели решетку с горизонтальными прутьями, а кокпит был по длине настолько велик, что там, помимо экипажа, располагался духовой оркестр, примерно, из десяти человек.

Во втором ряду в центре была стоянка яхты «Нева», с осадкой 2,45 м, бермудским вооруже­нием, построенная, как и «Октябрь», в Англии. Рулевым был Козубов Пётр Кириллович. «Нева» имела один большой недостаток. При свежем ветре вант-путенсы растягивали обшивку, и заборт­ная вода поступала в яхту. Поэтому на ходу ее нужно было постоянно вычерпывать ведрами. За­помнилось, что однажды, как говорил отец, было откачано около трехсот ведер воды. Эта яхта принадлежала Николаевскому кораблестроительному институту.

Слева от «Невы» была стоянка яхты «Ланай» - частной яхты рулевого Канонникова. Корпус яхты аналогичен корпусу яхты «Нева», но вооружена она была по типу «гуари».

Левее первого и второго ряда находились яхты «Кармен» - частная яхта Георгия Тихонови­ча Червонооченко, «Игрушка» - Стоянова, компромисс «Москвичка» - яхта НКИ, рулевой Алек­сандр Колесников, и другие яхты.

Справа от пирса располагалась стоянка швертботов и вельботов. Напротив здания яхт-клуба слева от пирса на буйках стояли шлюпки. Там же стояла на буйке и наша собственная наборная шлюпка, которую изготовил известный шлюпочный мастер Павел Цыбин.

Мне казалось, что тот период жизни яхтсменов отличался высоко духовным и нравствен­ным подъемом. В это время гордостью яхт-клуба считалась яхта «Арктика». В августе 1940 года, в воскресенье, ожидали ее прихода из Батуми. Практически все парусные суда яхт-клуба при­няли участие в ее встрече. Встреча эта состоялась за Спасской косой. «Арктика» шла правым галсом в сторону яхт-клуба, первой ее встретила яхта «Нева». Под звуки духового оркестра, раз­местившегося на яхте «Гражданин», капитану «Арктики» Д. Т. Червонооченко при выстроенном экипаже был вручен огромный букет цветов. Всё это происходило на ходу и выглядело очень торжественно и красиво.

При подходе к яхт-клубу внезапно налетел сильный шквал с дождем: крупные яхты пошли на свободную воду, чтобы дать возможность меньшим яхтам стать на свои буи. Шквал продол­жался минут 15, но за это время несколько шлюпок и два вельбота были выброшены на берег. (стр 361)

 

 

О встрече Нового года, грусти по дому, хандре, чемпионате по нардами, несметных запасах "заморской" кабачковой икры … Из дневника Владимира Терняка:

 

 

31.12.1987 г. Четверг. Сегодня целый день дождь, а хотелось бы, чтобы погода была получ­ше. Всё-таки сегодня встреча Нового Года! Ради этого случая ужин перенесли на 23 ч. 30 мин., правда, жрать хотелось, но все стойко молчали и хрустели сухарями. На новогоднем ужине было: отварили итальянские макароны (их можно не промывать, строго с водой), две банки шпрот, икра заморская (кабачковая), от одного вида которой водка киснет, сальцо, по кусочку колбасы, соус какой-то грибной в томате, ну и бутылка нашей водки, и бутылка ликера, так называемой «Банановки». Проводили старый Новый Год, выпили за всех тех, кто остался дома. По сигналу Москвы, а сейчас у нас время московское, встретили Новый Год. Пожелали всем родным и близ­ким всего хорошего, попили чай, кофе, послушали магнитофон. Зачитали поздравительные письма, кому заготовили их заранее, и на этом, как говорится, окончен бал. Произошла встреча с Новым Годом в широте 42°27'0 5 и при долготе 53°22'0 Е, при ветре от  W 5-6 баллов. (стр. 567)

 

01.01.1988 г. Пятница. НОВЫЙ ГОД! С утра немного болела голова, от недосыпания, а так Но­вый Год начался нормально.

 

02.01.1988 г. Суббота. Сегодня вспомнился домашний Новый Год. Обилие еды вкуснячей, пе­ченья всякого, и аж заныло. По общему уговору, всерьез домашнее никто не вспоминает, а до дома и жен еще далеко.

Сегодня рано утром Толя с Андреем видели двух китов, совсем рядом, но породу их определить не смогли. На нашей вахте их не было. Всё сильнее чувствуется моральная, вернее духовная уста­лость. Опять ничего не хочется делать. Всё делаешь через силу. Просыпаешься на вахту - очень хо­чется спать. Ляжешь спать - через 2-3 часа просыпаешься. Лежишь, ворочаешься, потом встаешь на вахту. Сейчас Санька К. с Андреем пекут пышки, а мы лежим и нюхаем дух - вкусно. На 14.00: Ф = 40°29'0 5;    X = 59°45'05"Е.

 

 

13.01.1988 г. Среда. С утра хорошая, солнечная погода. Ветер тот же. Закончил ремонт гро­та (штормового). За завтраком просчитывали пройденные мили. До Хобарта осталось примерно 2500 миль, где-то еще месяц пути, а всё уже надоело до чертиков. Очень длинные переходы по вре­мени. Сегодня опять похолодало до 13 °С. Солнце греет слабо. В яхте очень сыро, воняет плесенью. Сегодня уже 84-й день пути. За сутки прошли 131 милю. Координаты: Ф = 43°0Г0 5;    к = 86°33'0 Е.

 

14.01.1988 г. Четверг. Сегодня вспомнил, что у моей сестры день рождения. Пожелал ей счастья и спокойствия в жизни, здоровья. Позавтракали рисовой кашкой. Кусочек сала свиного, соленого, подается три раза в день, и к нему икра кабачковая. Я этой икры наелся уже - на всю оставшуюся жизнь. Едим ее от самого Николаева. Доверили закупку продуктов Прусову, так он ее купил, навер­ное, целый грузовик. Во всяком случае, мы ее находим, где только можно. Решили в каком-нибудь порту подарить кому-нибудь ящик. За борт выкидывать боимся, потому что отравим пол Мирового океана - посадить могут. Было предложение отправить из Хобарта домой Прусову ящик икры на­ложенным платежом. По-моему, хорошее предложение…

 

16.01.1988 г. Суббота. Решили провести чемпионат по нардам. Написал положение о сорев­нованиях, составил табличку игр. Всё-таки какой-то интерес, заполнение времени другими, нео­бычными делами. С понедельника иду на вахту вместо Толи Кузнецова. Время побежит быстрее. Всё время, то есть дня 3-4, у нас приличный ход, узлов 5-6. Это радует. Постепенно приближаемся к 100-му меридиану.

 

17.01.1988 г. Воскресенье. Сегодня день рождения у Бориса. Утром поздравили его. Пожела­ли ему всего хорошего. В обед будет праздничная трапеза. Погода несколько испортилась. Ветер тот же. Скорость 5-6 узлов. А солнце за тучами. Подошел новый циклон. Сегодня подобрались вплотную к 100-му меридиану. До Хобарта осталось меньше 2000 миль. ..

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ЗАКАЗАТЬ ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ДИЗАЙН

Если Вам нужен оригинал-макет в электронном виде – обращайтесь к нам, и мы окажем Вам профессиональную помощь в дизайне печатной продукции.

Заказать дизайн в Студии

 

ДИЗАЙН РЕКЛАМНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Опытные дизайнеры-полиграфисты сделают макет по вашему замыслу, с учетом всех типографских тонкостей, тогда он будет безупречен для печати.

Заказать рекламный дизайн

КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО СТУДИЯ

Изготовление книг – процесс сложный, высокотехнологичный и многогранный, и отличное качество исполнения здесь могут гарантировать только настоящие профессионалы – книгопечатники.

 

Книги имеют свою конструкцию, содержащую множество отдельных деталей. Ключевые элементы книг – внутренний блок и обложка. Для внутреннего блока применяется бумага средней плотности, для обложки – жесткий картон, другие материалы...

Книги в твердом переплете

СВОЙ МАКЕТ СДЕЛАЙ САМ ON LINE

Дизайн и верстка полиграфической продукции, создание оригинал-макетов, с помощью On-Line редактора VDStudio, для офсетной печати в типографии.

Макет сделай САМ On Line

 

МАКЕТЫ ПО ШАБЛОНАМ СТУДИИ

Офсетная печать полиграфической продукции, в полном соответствии с Вашими макетами, созданными по загружаемым шаблонам нашей студии.

Верстка макетов по шаблонам

Copyright 2013 Издательство «Шамрай»

16 ЛЕТ НА РЫНКЕ ПОЛИГРАФИЧЕСКИХ УСЛУГ.     КОМАНДА ПРОФЕССИОНАЛОВ

статистика