Copyright 2013 Издательство «Шамрай»



Кто такой коллекционер?

 

 

Коллекция Вадима ЮрловаВадим Юрлов Vadim Yurlov

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Книги, филокартия, живопись, история – родная стихия для известного коллекционера и эксперта  Вадима Юрлова. Книги – это смысл жизни, - говорит Вадим Анатольевич. В его коллекции около десяти тысяч томов.

Свою миссию в этой жизни Вадим Юрлов видит в том, чтобы приводить в движение материальные и культурные ценности.

Любовь к такому явлению как открытка, помогла Вадиму Юрлову глубоко проникнуть в понимание ее роли в передаче исторической информации, хранения памяти, и даже спасения жизни многих людей. Так, например, в истории второй мировой войны, был случай, когда по фотокарточкам местности английская разведка определила удачное место для высадки десанта, чем были спасены жизни десятков тысяч американских и английских солдат.

Он сохраняет для будущих поколений историю, чтобы они донесли любовь к ней до своих детей.

Вадим Юрлов очень открытый и искренний человек, ему хочется делиться своими открытиями и находками, он считает, что предметы коллекционирования не должны находиться в чулане, быть спрятанными от глаз людей. И в этом его отличие от многих других коллекционеров.

Предлагаем Вашему вниманию интервью с этим интересным человеком.

 

Vadim Yurlov colekcia Вадим Юрлов коллекционер и эксперт живописи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вадим Анатольевич, коллекционирование – это способ заработка или способ жизни?

- Знаете, все вместе. Я не верю тем людям-коллекционерам, которые говорят, что они никогда ничего не продавали. Это ложь. Любой коллекционер всегда выбирает то, что «сползло» у него со стены и берет что-то другое. Нельзя всю жизнь жить в комнате с одними и теми же обоями, - может не совсем толерантное сравнение. Да, должны оставаться любимые полотна. У меня есть наилюбимейшие полотна, которые я никогда не продам. Я например никогда не продам две картины Сергея Шаповалова. Я считаю это шедевры, лучше которых он никогда не создаст. У меня есть натюрморт с рыбами, который я тоже никогда не продам. Потому что я на них смотрю и питаюсь той энергетикой, которую художник туда заложил. Это фантастически энергетичные картины. Они дарят свою красоту, свою молодость. Я от этих картин заряжаюсь позитивом. Вот в этом смысл художественного мастерства – дарить людям радость. Вот положите руку пред картиной и если вы нормальный, позитивный человек, то вы почувствуете от нее тепло. В этом загадка живописи.

Роман ТретьяковРоман ТретьяковЯ пытаюсь оставить у себя те картины, которыми бы наш музей гордился. Бывают картины, которые лечат. Мне нравятся картины Романа Третьякова – моего большого друга из Керчи. И работать стараюсь с теми художниками, которые в перспективе достигнут музейного уровня.

 

 

– То есть в будущем, вы планируете передать картины в музей?

– А я постоянно их дарю музеям на какие-то праздники в основном.

 

- А сколько примерно картин вы уже подарили музеям?

– я не только дарил, а пускал на аукционы на помощь воинам в АТО, потому скажу так – «достатньо». Достаточно, чтобы чувствовать, что я исполнил свой гражданський долг. Но исполнять я его буду продовжать все время. Потому что сегодня жить в обществе и быть свободным от него – не возможно.

 

«Закрыть окна муниципального выставочного зала пивным баром – это преступление перед Николаевом»

 

Выставка Код нации Николаев художник Александр Чередниченко Выставка Код нации открытки Василия Гулака

 

 

 

 

 

 

 

 

 

– Недавно в Николаеве состоялось открытие организованной Вами выставки «Код нации». Вы планируете показать ее в других городах?

– Сегодня проведение выставки – очень дорогое удовольствие. Мало того, что картины нужно одеть, их нужно доставить, разместить. А большинство наших галерей страдают одним недугом – система навески картин – допотопная. Это значит, что картина может упасть, потому что висит на каких-то веревочках. Мне очень понравилась система навески в галерее «Елисаветград» в Кировограде. Вся навеска заняла двадцать минут. То есть в этом городе один раз потратились на современную навеску и могут забыть об этой проблеме навсегда. У нас же «Код нации» мы одевали четыре дня на зажимчики, которые устарели еще в прошлом веке. И сколько я не пытаюсь руководству города сказать, что стоит выделить на систему навески двадцать - двадцать пять тысяч гривен, поменять и навсегда об этом забыть, результата пока нет. Еще одна проблема – это свет, которого в залах не достаточно. Здесь много причин, которые я не хотел бы озвучивать, но одна из них – это то, что окна муниципльного зала закрыты пивным баром. Я считаю, что это преступление перед Николаевом.

Где на ваш взгляд, в Николаеве хорошее место для организации хорошей современной выставочной галереи?

– Таким местом могли бы стать помещения флотских казарм. Это центр города. Там можно сделать мощное освещение с нуля, это было бы солидно. Вот, скажем, если бы отдали под это первый этаж, то люди бы даже вложили свои деньги в этот проект. Еще такую галерею можно организовать в домах центральной части города – это могли бы быть частные галереи. Но это очень не рентабельно. Сегодня галерейный бизнес убыточен. Галереи терпят убытки, а после того, как к нам придут счета за тепло в ноябре, галерейный бизнес вообще умрет.

 

«Галерейный бизнес терпит убытки, востребованной остается малоформатная живопись»

 

– С какого периода начался экономический упадок галерейного бизнеса?

– С 2010 года, когда многие процессы еще шли по инерции. Сейчас это все тормозится очень сильно.

 

– Как экономическая ситуация отражается на жанрах картин?

– Сегодня вместо дорогого букета цветов, который завтра завянет, люди предпочитают купить небольшую картинку. Обычный рядовой китч, симпатичные интерьерные картинки, натюрморты, пейзажи, копии картин известных художников. Такие работы стоят не дорого. Но не только экономически это обосновано. Ведь когда у человека маленькая квартира, а ему хочется повесить пять – семь работ, то маленький формат очень оправдан.

 

Когда Вадим Юрлов выбирает картину, или получает первое впечатление от нее, то кто из его внутренних сущностей смотрит на картину первым? Это его эмоции или коммерческий взгляд? И кто в конце-концов принимает решение покупать картину или нет?

– В первую очередь, чем больше я живу на этом свете, тем больше меняются взгляды, при чем постепенно меняются. К каждому коллекционеру постепенно приходит осознание того, что он идет все выше по ступеням своего опыта. Поэтому, прежде всего я смотрю на то, как художник работает. Я видел, как работает знаменитый художник Сергей Шаповалов. Это было неистовство какое-то. Во время работы он держит кисти в обеих руках. Во время работы его нельзя трогать, к нему нельзя подходить. Если у него в этот момент зазвонит телефон, он бросает все, рвет холст и уходит. Он входит во время работы в состояние неистовства какого-то, как в третье измерение, в ту картину, которую он пишет. И когда я вижу потом результат, это похоже на шок. Потому что изначально возникающие на полотне непонятные кружочки, квадратики вдруг превращаются в шедевр. Этот человек – гений. И вот с такими людьми приятно работать.

Мне не приятны те моменты коммерческой составляющей, которые присущи сегодня у девяноста процентов художников. Я не буду называть фамилии, хотя мог бы, и в этом списке будут и мастите и рядовые художники. Я не люблю, когда художник начинает лениться.

 

– Как вы это определяете?

А когда он фотографирует свои картины, делает на плоттере копии и по верху прописывает красками. Это сегодня делает девяносто процентов художников. Я не говорю о том случае, когда художник делает свой авторский повтор – он имеет право. К тому же он никогда не повторит свою работу один к одному.

 

– А как определить обычному человеку, что работа сделана на плоттере?

– Это всегда видно. Может быть, дилетант не увидит, но я вижу. Хотя для этого не нужно быть специалистом. Для этого как говорят в Украине «треба просто добре придивитися». В первую очередь – обратить внимание на толщину холста. Потому что мелкозернистая ткань может быть использована для плоттерной печати.

Также я хочу сказать, что я не люблю сегодняшний китч. Но прошу не путать стиль «наив» с китчем. В наиве работает цвет, постановка сюжета, линия, перспектива, И видно, что художник, даже если не профессионал, но он матсеровой. А в китче нет ни перспективы, ни глубины, ни постановки, передний план такой же, как и задний. Ведь даже дилетанта на первом курсе ремесленного училища учат, что задний план должен быть холодный. Теплый задний план рисует только мастер высочайшего уровня, но уже в полутональности.

Вот, например, в Николаеве был очень хороший художник Семерня. Мало кто о нем знает. С ним работал николаевский искусствовед Валерий Малина. Этот художник писал великолепнейшие картины в стиле «наив» и я не могу нигде найти ни одной его работы сегодня. И его работ нигде нет вообще, даже за большие деньги не найти. Эти картины просто куда-то исчезли, где-то осели.

У нас есть художники, которые пытаются учить других, проводят арт-классы, сами находясь на низшей ступени художественного развития. Я таким художникам в галза говорил об этом. Я не буду называть фамилий, это не тактично. Но эта проблема существует сегодня. И зачастую многие художники за это меня не любят. Потому что я говорю им в глаза, что, например, у вас есть художественный дар, но вам нужно изменить то-то и то-то. А иной художник мне возражает, какое, мол, я имею право, не имея художественного образования давать рекомендации. И он, конечно прав. Да, у меня нет такого образования, и я не могу учить художника быть художником. Я просто выражаю свою точку зрения. И моя точка зрения несет в себе коммерческую составляющую.

Есть картины, кстати, которые, я считаю, должны быть только в музее. Это картины мирового уровня. Есть картины, которые мы покупаем и вешаем себе на стену, как бы для быта. Но и даже с такими картинами может происходить следующее: из трех висящих картин на стене, через пол года одна картина хочет сползти со стены в вашем восприятии. Значит, что-то этой картине мешает. Или плохая рама, или плоха сама работа, или она приелась. Значит тут же нужно ее снимать со стены, поменять, подарить, что угодно. Но если картина сползает со стены, это уже не твоя работа.

В свое время я когда-то хотел собрать всех николаевских художников. И сделать прекрасную выставку.

– А сколько это будет в количественном отношении?

– Я имею ввиду не всех вообще, кто берет кисть в руки или членов союза художников или членов «Спокусы». Это было бы примерно человек триста пятьдесят. Лет пятнадцать назад я пробовал собирать работы для этой идеи, а потом однажды увидел, сколько у меня собралось хлама. Я никого не хочу обидеть, но среди николаевских художников есть люди величайшие, достойные моего низкого поклона.

– Вы можете их назвать?

– Конечно. Из ныне покойных это Данил Крайнев, Михаил Ряснянский, - я считаю, что не просто так одесситы скупили все его картины. И мне не нравится, что на великолепнейшем натюрморте Ряснянского Серафима Сенкевич дорисовала свою молдавскую кружку и говорит, что это ее работа. Я ей говорил: «Сима, вот это нарисовал Ряснянский, а это нарисовала ты. Зачем ты добавила сюда молдавскую кружку? Работа уничтожена!». Она в ответ: «Нет, это написала я!». И ничего не докажешь! Вот за это меня не любят, за жестокую правду, в глаза. Вот в этом наверное моя как положительная, так и отрицательная сторона. Со мной из-за этого многие не хотят разговаривать. Но я другим быть не могу. Точно также я говорю о том, что не должно быть в музее работ, сделанных на скане. Когда я об этом говорю, люди обижаются.

Говоря о великих художниках, конечно же нужно назвать Андрея Даниловича Антонюка, который действительно прославил Николаев. Да, к концу жизни он писал уже не так, как мне нравится, но то, что он гениален вообще как личность, это надо признать. И я горжусь, что он приходил ко мне в гости, что мы с ним беседовали, спорили. У меня есть несколько его лучших работ.

И не мешало бы подумать сегодня о премии имени Антонюка. Чтоы бы это была ежегодная премия. Чтобы ею награждали тех художников, которые этого достойны.

 

– Знаете, есть такое выражение «а судьи кто?», - будет очень сложно определить, кто достоин. Кто будет определять достойных?

Очень бы хотелось чтобы это определялось не по личной преданности к кому либо, а по профессиональному качеству. Это должен быть некий общественный совет. Не хотелось бы чтобы кто-то случайно получил бы эту премию. Хочу подчеркнуть, что у нас много прекрасных, молодых и талантливых художников. Каждый из них идет своим путем. И я желаю всем молодым художникам Николаева дожить до уровня народного, но при этом помнить, что благословен тот художник, который пишет родной край и ничтожен тот художник, который замыкается в натюрморте. Если ты пишешь свою маму, свой дом, свой город – тебе Бог поможет. А если человек пишет постоянно только один постановочный натюрморт, это не художник, это копиист.

У нас ест очень много молодых талантливых художников, которых я боюсь перехвалить. Со многими художниками я знаком только через картины, лично не был знаком с ними. Есть художники, с которыми и нет никакого желания знакомиться. Сегодня есть некоторые народные художники, которых я даже не хочу иметь в своей коллекции. Мне не нравится, когда человек делает себе звание благодаря занимаемой должности. Но сегодня звание ничего не значит. Сегодня, если у тебя есть талант, ты в душе станешь народным.

У каждого художника есть работа, которую можно назвать гениальной. Например, гениален Юрий Гуменный. У него есть работы достойные музея, великолепная графика, великолепные задумки. Есть много великолепных работ у Олега Приходько, которые мне очень импонируют. У Виктора Семрнева есть интересные работы. Я подчеркиваю – некоторые, которые именно мне импонируют. Не все. Не может человеку нравиться все, что пишет художник. У каждого художника есть удачные и неудачные работы, есть так называемые «проходные» работы. А есть работы, которые художник не написал, а родил. Есть картины, которые художники рисуют, есть те, которые пишут и те, которые рожают. Вот та картина, которую художник родил, это изюм, который нужно выхватить из его мастерской.

 

Юрий ГуменныйАнатолий Криволап Олег Тистол

 

А как вы определяете такую работу? Это чисто эмоциональное впечатление?

– Знаете, чем старше я становлюсь, тем больше мне нравятся работы цветом. Когда художник манипулирет цветом, как например, Анатолий Криволап. Он гениален, его работы мне нравятся. Он работает в стиле «наив» или можно сказать, в стиле «примитив». Он работает цветом и в этом его гениальность. Но есть художники, которых я недопонимаю. Может быть я до них не дорос. Я говорю о манере письма. Например, художник Олег Тистол. Это не мой жанр, не моя манера письма. Да, он гениален, он входит в десятку лучших художников, но это не мое.

Я бы хотел отметить гениального одесского художника Владимира Власова. Я недавно приобрел одну из его работ и сейчас реставрирую. Он в 1967 – 68 годах начал писать серию украинских хаток, где доминантой было белое пятно в центре, которое играло в картине. И я понял харизму художника через это белое пятно. И самое интересное то, что на аукционах работы именно этого периода, где он расставлял доминаты пятнами, более всего ценятся. Это была вершина его творчества. Я бы назвал этот стиль авангардным импрессионизмом.

 

Владимир Власов художник Владимир Власов художникvlasov 6
 

«Как становятся модным художником?»

 

- Сейчас часто звучит фраза «модный художник». Что сегодня определяет модность художника, какие жанры, какая манера?

– вот когда недавно выступал Президент Порошенко и за его спиной я увидел картину знаменитого художника Василия Непейпиво, пейзаж, весна. У меня есть одна его работа. Вот почему Петр Порошенко повесил у себя за спиной картину этого художника? Вот вам зарисовка того, как становятся модными. Вот представьте себе выставку, допустим, областного значения, куда зашел губернатор, и купил какую-то работу, то его окружение обязательно купит работу этого же художника. Это чистая психология. И на местном уровне сегодня этот художник будет модным.

Посмотрите прекрасный фильм «Дилер», когда по сюжету картину одного очень слабого художника дилер продал за сто тысяч долларов. Это яркий пример успешного маркетинга в сфере искусства.

Предстваьте, что на выставку придет Президент или Премьер-Министр и при всех купит работу за дорого. Любая работа этого художника автоматически дорожает.

Но ведь в таком случае речь идет совершенно не об искусстве, а о коммерции?

– Ну почему, это изобразительное искусство и оно может быть разным. Есть еще картины с историей. Вот допустим работа плохого художника, которая пролежит двести лет, тоже становится дорогой, потому что у нее уже есть определенная история. То есть работа может быть не высокого профессионального уровня, но только потому, что она дожила до нашего времени, уже заслуживает внимания. И, кстати, она уже запрещена к вывозу с территории Украины.

Был период когда скупались все вожди. Потому что право написать вождей имели только народные художники. И вот получалось, что покупал ты Ленина или Сталина за безценок в каком-нибудь доме культуры за банку краски и бутылку водки, а продавал уже не их, а народного художника. И многие именно на этом делали свои коллекции. И вот получалась коллекция, скажем «Вожди коммунистического прошлого». Зачастую и сейчас так работы покупаются. Ведь не все знают, чем они владеют.

 

«Цена на искусство упала, оно сегодня переживает не легкие времена»

 

– Сложно ли сегодня продать картину художника, даже известного?

– Если картину знаменитейшего художника Сергея Федоровича Шишко раньше продавали за сорок тысяч долларов, то сейчас я знаю, где его работу можно купить за три тысячи долларов. Вот так упала цена. И она упала не потому что художник стал меньше цениться, а просто потому что у людей нет денег сегодня.

– Это касается только Украины или это мировая тенденция?

– Ну, Клод Моне как стоял несколько миллионов долларов, то так миллиардеры и продают его за те же деньги. Я имею ввиду, что художников и картин становится все больше, а на арт-рынке спрос минимален. Многие художники сегодня не понимают, почему раньше они продавались за тысячу долларов, а сегодня им предлагают сто долларов за работу. А предлагаю, потому что никто ее не купит за сто пятьдесят. Сегодня. Но выпендреж у художников остался. Да, конечно, есть более продаваемые художники. Они как-то пробили себя. Значит – молодцы.

Еще я хотел бы сказать, что когда Николаев куда-то выезжает с какой-то делегацией, то, что мы повезем и покажем миру, не должен решать один человек. Нужно везти лучшее, а не то, что сейчас «на слуху» и что нужно «пропихнуть», чтобы этого художника показать.

 

«При падении спроса на арт-рынке наши художники не унывают, а продолжают творить»

 

– Сегодня у нас есть что показать на Николаевщине, нам есть чем гордиться. И это прекрасно, что при падении арт-спроса на живопись художники у нас не унывают, они продолжают жить, творить, работать и искать свой стиль. И я всем художникам рекомендую найти свой стиль, не работать под кого-то. Иногда случаются такие казусы, что при первом взгляде я путаю авторство картины. А оказывается: художники перенимают друг у друга технологию, точнее говоря – крадут. Поэтому нужно найти свой стиль и совершенствовать его. У нас есть прекрасный самобытный художник, который постоянно себя ищет – Леня Ященко. У него есть харизма, которая из него прет, говоря по-простонародному. И вот когда он эту харизму выстроит в четкий посатновочный материал и когда его мысли и этот материал профессионально лягут на холст, то получится музейная работа. Может быть. Я ему искренне этого желаю. Он очень много работает над собой.

Очень много есть художников прошлого, которых нужно показывать людям. На их работах нужно учиться. Например, возьмем такого великолепного художника как Коган-Шац Матвей Борисович. Его многие николаевские художники знают. Так он знаете, в чем писал? Он даже летом одевал фуфайку и кисточку не опускал никуда в раствор. Он вытирал ее в подмышку фуфайки и продолжал работу. Вот это была его технология, он не мог оторваться от холста, он жил в холсте. И вот когда художник живет в этом пространстве, то это уже не двухмерное, а трех и четырех мерное пространство. Поэтому Коган-Шац – это живой художник и он востребован сегодня.

Вот когда художник во время работы входит в состояние неистовства, такого здорового позитивного бешенства, он создает нечто свое и свой собственный стиль. Вот тогда художник состоялся.

– У вас есть его работы?

Уменя была одна его работа. Но, скажу честно, один профессионал, купил у меня ее. Он просто убил меня ценой. Есть такое понятие – убить ценой, когда ты не можешь устоять. Каюсь, грешен. Но при этом всем, должен сказать, что все деньги тут же тратишь на те же самые картины, и особенно на рамы. Рамы сегодня убивают ценой. А без хорошей рамы, не продашь картину.

 

Фильм-интервью "Коллекционер"

 

часть 1

 

часть 2

часть 3

часть 4

часть 5

часть 6

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ЗАКАЗАТЬ ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ДИЗАЙН

Если Вам нужен оригинал-макет в электронном виде – обращайтесь к нам, и мы окажем Вам профессиональную помощь в дизайне печатной продукции.

Заказать дизайн в Студии

 

ДИЗАЙН РЕКЛАМНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Опытные дизайнеры-полиграфисты сделают макет по вашему замыслу, с учетом всех типографских тонкостей, тогда он будет безупречен для печати.

Заказать рекламный дизайн

КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО СТУДИЯ

Изготовление книг – процесс сложный, высокотехнологичный и многогранный, и отличное качество исполнения здесь могут гарантировать только настоящие профессионалы – книгопечатники.

 

Книги имеют свою конструкцию, содержащую множество отдельных деталей. Ключевые элементы книг – внутренний блок и обложка. Для внутреннего блока применяется бумага средней плотности, для обложки – жесткий картон, другие материалы...

Книги в твердом переплете

СВОЙ МАКЕТ СДЕЛАЙ САМ ON LINE

Дизайн и верстка полиграфической продукции, создание оригинал-макетов, с помощью On-Line редактора VDStudio, для офсетной печати в типографии.

Макет сделай САМ On Line

 

МАКЕТЫ ПО ШАБЛОНАМ СТУДИИ

Офсетная печать полиграфической продукции, в полном соответствии с Вашими макетами, созданными по загружаемым шаблонам нашей студии.

Верстка макетов по шаблонам

Copyright 2013 Издательство «Шамрай»

16 ЛЕТ НА РЫНКЕ ПОЛИГРАФИЧЕСКИХ УСЛУГ.     КОМАНДА ПРОФЕССИОНАЛОВ

статистика